Культура

«28 смен подряд жуткого баскетбола». Как снимали фильм «Движение вверх»

Секретами съёмок фильма «Движение вверх», который увидели уже почти 10 миллионов человек, со зрителями недавно поделились актёры Иван Колесников и Кузьма Сапрыкин.

В фойе киноцентра «Большой» в Ростове они целый час раздавали автографы и отвечали на вопросы горожан.

На встрече побывала корреспондент «АиФ на Дону» Юлия Стус.

Иван Колесников снялся в фильме в роли Александра Белова. Броском на последней секунде игрок решил исход финального матча Олимпиады-1972 и принес команде СССР победу над баскетбольной сборной США.

Кузьма Сапрыкин сыграл Ивана Едешко – автора того самого «золотого паса», который блистательно реализовал Александр Белов.

«Ура!» на разрыв аорты

Снять фильм о победе советской сборной по баскетболу на Олимпиаде 1972 года режиссёр фильма Антон Мегердичев задумал ещё в 2013 году. Больше года длился кастинг актёров – на каждую роль отсматривались сотни претендентов.

«А потом начались тренировки, — делится со зрителями Иван Колесников, который до этого никогда в баскетбол не играл. В отличие от Кузьмы Сапрыкина, снимавшегося без дублёров. – У меня их было по две в день в зале. И так полгода.

Но тяжело было не только в ученье. «В бою» оказалось не легче:

«Съёмочный день начинался в шесть-семь утра, — вспоминают актёры. – Снимать стали с финальной сцены. Это было 28 смен подряд жуткого баскетбола. Двенадцать часов без перерыва все стучали мячами, и это невозможно было выдержать. Особенно окружающим. В финальной сцене только крики «Ура!» на разрыв аорты снимали 12 часов подряд.

Кузьма Сапрыкин и Иван Колесников на встрече с ростовскими зрителями.
Кузьма Сапрыкин и Иван Колесников на встрече со зрителями. Фото: Киноцентр «Большой»

Работало шесть команд операторов и шесть камер. Такого в отечественной киноиндустрии ещё не было. Четыре камеры фиксировали крупный план. Отдельная отвечала за рост и всевозможные ракурсы.

Специальная камера была для съёмки соперников сборной СССР. Под потолком на тросах висела «камера-паук». Оператор-постановщик Игорь Гринякин работал, катаясь на роликах между игроков.

У спортивного кино есть свои особенности.

«В обычном кино есть сцена. Она длится 2-3 минуты. Ты в неё вошёл и отыграл, — говорит Иван. — Здесь же у тебя лишь 2-3 секунды. Ты должен успеть не только провести мяч, но и ещё что-то там сыграть – драму, восторг, напряжение. Выполнить задачу, которую тебе поставил режиссер. И это очень тяжело».

А Кузьма добавляет: «Мы столько сняли материала, что никто из нас не понимал, какое кино получится после монтажа. И в итоге, когда я его посмотрел, я понял, что мы сделали действительно крутой фильм».

Ложь и лицедейство

«Когда мы идём в кино или театр, мы идём за эмоциями, заведомо зная, что нас обманут. Вы с этим согласны?», — спросили зрители актёров.

«Конечно, мы врём. Наша профессия — это же лицедейство, — соглашается Колесников. — Ты врёшь хотя бы уже потому, что с тобой этого не происходило. Но в этом есть смысл. Ту правду жизни, которая существует, мы и так знаем. Смотреть это по телевизору или в кино ещё раз, мне, например, не хочется. Хотелось бы, чтобы меня обманули. Но чтобы через этот обман ты вынес для себя что-то полезное».

Об этой «издержке профессии» Кузьму Сапрыкина предупреждал и его отец: «Мой папа, тоже актёр, говорил мне: «Кузьма, мы всё равно врём. Мы врём зрителю, но делать это нужно талантливо».

Что ещё осталось за кадром? Например, то, что у наших актёров была специальная обувь на платформе, которая делала их выше на 10 сантиметров. А баскетбольное кольцо для них опускали значительно ниже положенного. В то время, как американские артисты из Лос-Анджелеса, снимавшиеся в фильме, все до одного умели играть в баскетбол и были под два метра роста. 

«Они реально играли в баскетбол и в то же время были актёрами. Они были просто гиганты против нас, — вспоминают Иван и Кузьма. – Мы все очень подружились. Ребята очень толерантно относились к этой истории. Разговор о реальной игре и её результатах даже не заходил».

Как известно, американцы не признали результат олимпийского матча 1972 года. И не признают до сих пор.

Актеры главной кинопремтеры 2017 года в Ростве-на-Дону
Актеры главной кинопремьеры 2017 года в Ростве-на-Дону Фото: АиФ-Ростов/ Юлия Стус

«То, что американские спортсмены отнеслись к своему поражению именно так и то, что они переживают – это нормально и даже правильно, — уверен Иван Колесников. — Ведь американцы – реально самые сильные в мире в этом виде спорта. Глупо это отрицать. И то, что самые сильные в мире люди проиграли, они естественно по этому поводу переживают. Это нормально, хотя бы в силу того, что это спорт».

Вино и чача под столом

Сцена, где советские спортсмены играют с уличными баскетболистами в США – тоже выдумка. Нужно было как-то показать выезд в Америку, и жизнь наших спортсменов там. В фильме это — один из запоминающихся фрагментов. Потому, что он — яркий, живой и человечный.

А вот в Германию съёмочная группа не ездила – всё снималось в Москве. Но декорации и компьютерная графика сделаны так, что у зрителя есть реальное ощущение, что действие происходит в Мюнхене.

А ещё на съёмочной площадке было очень много юмора.

«Ну просто очень. Ни минуты не было без смеха, – вспоминают актёры. — Надо понимать, что это мужская история. В фильме заняты в основном мужчины. Это была такая одна большая казарма. Где мы говорили на определенные темы, смеялись на определенные темы.

И это было реально смешно. Даже когда мы снимали баскетбол. И особенно, когда ездили в Грузию. Когда снимали свадьбу, вся массовка была пьяная. Снималось местное население и под столом они наливали себе кто вино, кто чачу. К концу съёмок атмосфера свадьбы была полной».

Но реальна только сама атмосфера. В советское время в принципе было невозможно, чтобы сборная Союза вдруг поменяла планы и отправилась на сборы в Грузию. Спорткомитет никогда бы отпустил на свадьбу всю команду.

Так что, относительно правды о самом событии и его исторической достоверности спорить можно много и долго. Но факт победы сборной СССР над сборной США остаётся фактом. А в остальном…

«Тогда игра была совсем другая, — говорит Иван Колесников. — Поэтому, если бы мы сняли этот фильм так, как это было по-настоящему, боюсь, что это было бы скучно».