Культура

«Здесь ты моряк — и ничего больше»: фильм RTД о сложностях и радостях жизни на легендарном «Крузенштерне»

На канале RTД состоялась премьера документального фильма «Вне зоны действия сети». В нём рассказывается о буднях курсантов Балтийской государственной академии рыбопромыслового флота, которым посчастливилось пройти морскую практику на легендарном четырёхмачтовом барке «Крузенштерн». Ступив на борт, учащиеся будто переносятся на несколько веков назад: телефонная связь (и тем более интернет) не ловят, а работать на палубе им приходится как настоящим мореплавателям. Зато почти все возвращаются домой другими людьми. О сложностях и радостях жизни на паруснике — в материале RT.

«Ну зачем паруса? XXI век. Сейчас нет нужды в этом: существуют более современные способы передвижения по морю, чем паруса», — рассуждает молодой человек по имени Виктор Питык, сидя на палубе четырёхмачтового барка. Тем не менее именно под парусами — без близких, доступа в интернет и телефонной связи — юноше предстоит провести почти два месяца.

Питык — один из героев документального фильма RTД «Вне зоны действия сети», в котором рассказывается о прохождении морской практики курсантами Балтийской государственной академии рыбопромыслового флота. Практика проходит на легендарном «Крузенштерне» — судне, которое и по сей день движимо ветрами.

«Я снимала на различных судах в разных широтах. Про «Крузенштерн» везде все говорят с пиететом, с уважением. И команды атомных ледоколов, и рыбаков, и научники», — рассказывает автор и режиссёр фильма RTД Наталья Кадырова.

У «Крузенштерна» необычная история. Его построили в немецком Гестемюнде (сегодня Бремерхафен) и спустили на воду в 1926 году. Тогда он носил название «Падуя». По окончании Второй мировой войны барк перешёл в собственность Советского Союза и был переименован в честь адмирала Ивана Фёдоровича Крузенштерна — мореплавателя, осуществившего первую русскую кругосветную экспедицию.

В 1960-е годы «Крузенштерн» выполнял научно-исследовательские работы в Атлантическом океане, а после — ходил в плавание под вымпелом флота рыбной промышленности СССР. Последние 27 лет судно находится в распоряжении Балтийской государственной академии рыбопромыслового флота и используется в учебных целях — на нём проходят морскую практику молодые курсанты.

Герои фильма RTД — учащиеся второго курса академии. Всем ребятам — по 19—20 лет. «Крузенштерн» для них стал не просто первым выходом в море, но настоящей школой жизни.

«Многие курсанты привыкли, что им стирает мама, их кормит мама… Такого молодого парня, который уже привык большей частью к дому (домашние приходят школьники!), сразу окунуть в морскую, мужскую работу — нужно потрудиться», — признаётся старший помощник капитана по учебной работе Сергей Усанков.

День курсанта на барке начинается рано утром. Он встаёт, делает зарядку, завтракает и приступает к основным занятиям. Чем курсант займётся сегодня, зависит от группы: одна группа учится, другая работает, третья несёт вахту. Если на судне объявляют аврал, все бросают свои дела и бегут работать вместе. В перерывах между приёмами пищи, работой и сном ребята участвуют в общих мероприятиях — к примеру, учатся перетягивать канат.

Свободного времени у курсантов почти нет. В таком режиме очень быстро свыкаешься с тоской и по родным, и по всему земному. Включая девушек.

Первое время из 70 с лишним курсантов в данном рейсе на «Крузенштерне» была всего одна девушка — учащаяся той же академии. Однако потом их число возросло до 20: на борт ступили кадеты из Польши. Их прибытию посвящён отдельный эпизод фильма.

Герои ждали приезда полячек с нетерпением. «Нам неважно, красивые или нет. Главное, что они не лысые», — делился ожиданиями один из курсантов.

В начале практики на «Крузенштерне» капитан судна Михаил Еремченко описывает своих подопечных как домашних мальчиков, которые «сидят по домам в гаджетах» и теряются, попав в информационную изоляцию, — как и большинство их ровесников.

«Всё для них будто заканчивается. Но на самом деле начинается нормальная человеческая жизнь. Они начинают общаться друг с другом, разговаривать», — рассказывает капитан.

К финалу, впрочем, всё меняется. Как отмечает режиссёр, дошедшим до конца практики ребятам (проходят это испытание не все) удалось узнать себя и своих друзей с других сторон.

Один из героев, Никита Лысенко, в начале плавания опасается подниматься на мачту. Однако — поднимается: «Обычно я падаю, когда лезу куда-то. Но боцман заставил и одногруппники». Он же в конце фильма признается, что до «Крузенштерна» боялся плавать на катамаране по реке — переживал, что может утонуть. Теперь этот страх исчез.

Андрей Назарчук радуется, что теперь ему есть, чем похвастаться перед отцом: «Он безумно гордится мной. Сказал, что мне завидует, потому что всегда сам мечтал сходить в море. А плюс ещё и на парусе я пошёл!»

Его сокурсник Влад Брысь вспоминает, что с неохотой поднимался на борт «Крузенштерна»: хотел заработать деньги, которые там не платят.

«Сейчас рад. Пофиг на эти бабки. Потом заработаю, — говорит он. — Какая-то гордость появилась, что я здесь находился. Типа: «Я ходил на судне, которому больше лет, чем фиг знает чему». Как будто ты другой человек стал. Вот там ты один человек, а здесь — другой. Дома ты учишься, работаешь, живёшь, а здесь ты моряк — и ничего больше».

Подробнее о том, как курсанты проходят практику на «Крузенштерне», — в документальном фильме «Вне зоны действия сети» на RTД.